Улыбнись :)

Разговариваю два папуаса:
- А давай нынче летом куда-нибудь махнём дикарями!

Погода

прогноз погоды в Вашем городе

Жития преподобных СЕРГИЯ РАДОНЕЖСКОГО и родителей его, схимонахов Кирилла и Марии


на себя для блага Церкви, он сделал: он убеждал великого князя принять Киприана, выставляя на вид вредные последствия разделения митрополии Русской. Но великий князь был недоволен Киприаном за то, что он еще при жизни святителя Алексия, в 1376 году, позволил себе приехать в Москву в звании Митрополита Всероссийского, но, понятно, не был здесь принят и должен был удалиться в Киев, где и жил.

12 февраля 1378 года не стало святителя Алексия… С его кончиной начинаются скорбные времена для Русской Церкви, до того скорбные и смутные, что некоторые повествователи, излагая историю этого времени и обращая внимание только на внешний ход событий, без надлежащей оценки нравственного состояния тогдашних деятелей, обвиняют в корыстолюбии, честолюбии и других человеческих немощах даже таких лиц, которые за свою святую жизнь Самим Богом прославлены и Церковью чтутся в лике святых Божиих… И тем выше, чище и светлее выступает в этот смутный период церковной жизни святая личность смиренного игумена Радонежского, тем важнее служение, его личное участие в тогдашних событиях, что он дает беспристрастному историку верное руководство для надлежащей нравственной оценки лиц

и событий, дает возможность избрать верную точку зрения на того или другого деятеля и сказать слово правды сколь беспристрастное, столь же и безобидное…

По смерти святителя Алексия и сам великий князь, и многие из знатных людей снова предлагали Преподобному опять указать на Киприана как законного архипастыря; а когда великий князь не согласился на это, то он указал на Суздальского епископа Дионисия, как человека, наиболее достойного сего сана. Но великий князь  опять обратился мыслью к своему любимцу – Новоспасскому архимандриту, и Митяй был избран в митрополиты. Этот гордый человек не хотел даже соблюсти должного приличия в своем положении. Еще не посвященный в сан святителя, он облачился в митрополичью мантию, носил белый клобук и золотой крест с украшенным бисером парамандом, садился на святительскую кафедру и позволял себе подвергать наказаниям не только архимандритов, но и епископов. Он внушил было великому князю противную правилам  того времени мысль – посвятить его в сан митрополита в Москве, без участия Вселенского Патриарха. Великий князь пригласил было уже и епископов для сего посвящения. Но Суздальский епископ Дионисий восстал: «Кто это учит тебя, Государь, переменять церковный закон по своему усмотрению? Не следует быть тому, чего желают от тебя и от нас». Так говорил правдолюбивый Дионисий великому князю, и тот отказался от своего желания. Это раздражило честолюбивого Митяя; он потребовал от Дионисия объяснения, почему тот не является к нему на поклон. «Потому,  - отвечал Дионисий, - что я – епископ, а ты только священник: не тебе судить меня». «Да я тебя и попом не поставлю! –гневно


Дата публикации: 13 Июня, 2011
Теги:
, дионисия с преподобным, поставлен есмь митрополит, отправился в царьград, архипастыря на место


-  89  -

<1 | 80 | 81 | 82 | 83 | 84 | 85 | 86 | 87 | 88 |  89  | 90 | 91 | 92 | 93 | 94 | 95 | 96 | 97 | 98 | 99 | 100 | 101 | 102 | 103 | 104 | 105 | 106 | 107 | 108 | 109 | 110 | 111 | 112 | 113 | 114 | 115 | 116 | 117 | 118 | 119 | 120 | 121 | 122 | 123 | 124 | 125 | 126 | 127 | 128 | 129 | 130 | 131 | 132 | 133 | 134 | 135 | 136 | 137 | 138>


Это интересно

Статуя Зевса Олимпийского

Главной же святыней Олимпии был прославленный храм Зевса со статуей верховного бога, созданной одним из гениальнейших скульпторов Греции — Фидием, сыном Хармида.


Чудо вода

Вода — это самое простое и натуральное ле­карство, доступное человеку. Оно эффективно помогает похудеть. К тому же это лекарство легко получить прямо из-под крана или из бу­тылки с минеральной водой.


Храм Артемиды Эфесской

Строительство храма в Эфесе растянулось на многие годы


Александрийский маяк

Одним из таких чудес был Александрийский маяк. Он был построен на скале, возвышавшейся на восточном берегу о. Фароса, который в это время был гораздо ближе к египетскому берегу, чем во времена Гомера.